Previous Entry Share Next Entry
Лекция по политической подготовке, 1987 г.
Golovanov
sergiusvg
Меня призвали в армию 30 октября 1986 г. Ночным поездом наша команда отправилась из Рузаевки в Куйбышев, а затем из аэропорта Курумоч вылетела в Хабаровск, где нас встречал автобус. Он привез нас в поселок Восточный, где нам предстояло служить. Над военным городком возвышалась огромная гиперплоидная антенна спутниковой связи, словно гигантское ухо, направленное в сторону границы с Китаем.
После помывки в бане и выдачи новой формы нас отправили в казарму учебного подразделения, где его командир и замполит объявили, что мы попали служить в отличную часть связи, ведомственная принадлежность которой является военной тайной.
- На все вопросы родных отвечайте, что служите в полку связи Министерства обороны, а кто не хочет служить в нашей отличной части, пишите рапорт, и вас отправят в стройбат нашего же управления в Москву.
Желающих не нашлось.
На следующий день мы отправились убирать листья перед въездом в военный городок. Когда мы работали, то к нам подъехал лысеющий мужчина на «копейке» и спросил, где наш командир. Мы показали пальцем на лейтенанта, старшего нашей команды. Офицер повернул голову и, испугавшись, закричал:
- Смирно!!!
Мужик вылез из «копейки» и добродушно сказал:
- Да вольно, вольно, товарищ лейтенант. Молодое пополнение?
- Так точно, товарищ полковник!
Там мы познакомились с командиром воинской части 70822 полковником Владимиром Никифоровичем Дедюхиным. Естественно, все в части от рядового до начальника штаба называли его Дедом.
Владимир Никифорович дослужился до полковника из солдат: остался на сверхсрочную службу старшиной роты, затем заочно окончил институт связи и получил офицерское звание. Все время службы он провел в Восточном и хорошо знал в лицо не только всех военнослужащих, но и жителей военного городка. Увидев школьника, пишущего слово из трех букв на заборе, Дед немедленно вызывал в штаб его отца и давал нагоняй за плохое воспитание. Дед по-отечески относился к солдатам срочной службы, покровительствовал прапорщикам, снисходительно смотрел на лейтенантов-двухгодичников и недолюбливал кадровых военных, пришедших в часть после военного училища или «вышки».
Однажды во время ежегодных учений солдат перематывал портянку и оставил автомат возле дерева. Когда Дед шел из штаба, то он первым наткнулся на бесхозный автомат и дал команду на общее построение. На плацу он приказал проверить наличие оружия, и обнаружился солдат без автомата. Дед вызвал его к себе и перед лицом всей части отчитал и вручил автомат со словами:
- Держи, сынок. А вы, командиры, следите за сохранностью оружия ваших подчиненных.
Однажды в части произошло ЧП: солдат-техник, нарушив технику безопасности, полез в щиток высокого напряжения, получил сильный удар током и лишь чудом остался жив. Дед был сильно расстроен и неоднократно взывал потом на построениях:
- Что я теперь скажу его матери! Как мне смотреть ей в лицо! Мы не уберегли здоровье ее сына!
После полугода пребывания в учебке меня перевели в подразделение, несущее круглосуточное дежурство в радиоцентре по скользящему графику. После окончания цикла из 4-х дежурство в течение двух суток, следовали двое суток выходных, в которые мы занимались политической подготовкой и ходили в наряды.
Занятия по политической подготовке чаще всего проводил замполит капитан Салов, а порой его заменяли другие офицеры. Наш командир майор Крюков обычно давал задание конспектировать уставы, а сам ходил по Ленинской комнате и о чем-то думал. Однажды тишину занятия нарушил голос старшего прапорщика Криворучко, который был старшиной соседнего подразделения и проверял порядок в казарме, делая замечания дежурному по роте. Майор Крюков вышел в коридор и громко сказал:
- Ты рот закрой!
Снова воцарилась тишина.
Следующее занятие майор Крюков попросил провести старшего лейтенанта Матвеева, двухгодичника из Пензы (двухгодичник – выпускник военной кафедры гражданского вуза, призванный в армию служить 2 года офицером). Про Матвеева в части ходили легенды, и было видно, что к нему с большим уважением относятся кадровые офицеры, которые обычно недолюбливали двухгодичников. Приближался очередной День Победы, и Матвеев весьма увлекательно рассказал о причинах Второй Мировой войны, вступив в диалог с солдатами. В конце он сказал:
- А теперь можете задать любой вопрос.
- Товарищ старший лейтенант, правда, про Вас говорят, что Вы – единственный офицер нашей части, который сидел на гарнизонной гауптвахте?
- Конечно, правда. После института я успел поработать месяц эмэнесом в НИИ и призвался осенью 85-го… Приезжаю в часть – полный дубизм, антиалкогольная компания, все боятся Деда. Получил денежное довольствие, поехал в Хабаровск, купил бутылку водки, вернулся, выпил и решил Деду морду набить. Иду пьяный по городку, спрашиваю, где Дед живет. Мне показали. Я к нему на второй этаж поднялся, в звонок позвонил, Дед открыл, я ему: «Щас п***ы получишь!». Дед испугался, дверь захлопнул, дежурному позвонил, начальник караула примчался, меня арестовал и отвез на гарнизонную гауптвахту. Два дня просидел, протрезвел. Привезли меня назад. Начальник политотдела со мной беседу провел - нельзя пить. И все хорошо! Все меня зауважали. Через год присвоили очередное звание, потом в партию приняли. Что я, зря, что ли в армии служу? Поэтому, ничего не бойтесь, и будет у вас все хорошо

?

Log in