Golovanov

20-й номер журнала «Литерра Nova»


Вышел очередной уже 20-й номер литературно-публицистического журнала «Литерра Nova».
Он открывается реалистическим рассказом Стаса Нестерюка, герой которого Владимир – продукт чистого вымысла автора. Итак, ловелас Владимир едет из Саранска в Москву на тайное свидание с замужней женщиной. В вагоне он знакомится с попутчиком Олегом, и эта встреча окажется неслучайной… Спойлер: действительно ли москвички так наивны, что ждут знакомств с мужчинами из Саранска, можно узнать из финала.
В номере публикуются лирические стихи Алексея Музалева, который всю жизнь работает, учится и творит. Еще недавно его можно было встретить в коридорах Мордовского университета, где он изучал филологию вместе со студентами, которые моложе его наполовину.
Завершает номер путевой очерк Александра Зевайкина о поездке в Абхазию. У Александра – роскошный стиль рассказчика, и мне хочется послать его куда-нибудь подальше, например, в Париж, чтобы он своим витиеватым языком рассказал об этом городе.
Электронную версию можно скачать отсюда.

Golovanov

Книга рассказов Александра Зевайкина


Санитарные меры закрыли театры и концертные залы Саранска в Великий пост как во времена монархии.  Появилось время, чтобы прочесть новые  книги местных авторов, которых накопилась целая стопка. Вот – сборник рассказов «Малец и море» Александра Зевайкина. Читатель хотел бы книгу малой прозы в виде пассажа ГУМ, где можно зайти то в одну дверь, а если не понравится, то в другую, чтобы найти то, что цепляет за душу. В провинциальных городах поэзию и прозу пишут выпускники филфака про мелочи интеллигентской жизни типа полусладкой «Изабеллы». Александр работает на заводе и соприкасается с более широким пластом бытия, чем гуманитарии. Зайдя в один рассказ, из него трудно выбраться, потому что затягивает водоворот мысли и запах крупнонарезанной капусты.  Я читал его книгу на протяжении двух дней, делая перерывы после каждого рассказа. Трудно предугадать в первом абзаце, каков будет финал. Эту книгу нельзя читать в троллейбусе или кафе. Для нее нужно запереться в квартире, поехать в деревню или снять домик на турбазе «У Большого Бодуна» для «калсарикянни» - финского способа отдыхать.
Первый рассказ «Девочка» открывает нам мир домашних животных, где эксперт-собаковод орет прокуренным голосом на изящную женщину с абрикосовым пуделем на руках: «Какой дурак в главе «пол» написал: женский? Сука, понимаете? Сука!!!»
Эта сцена захватила мое внимание, и я пошел вслед за автором на склоны афганских гор, в деревню, в депрессивные городские районы, похожие на круги ада, и реанимационные палаты. Автор делится опытом «открытия» людей с финалами в виде застолий. Он живет в мире сильных  чувств, которые символизируют мутных самогон из сахарной свеклы, картошка «в мундире», крупные куски сала домашнего засола с мясной прослойкой. Со страницы книги на читателя веет запахом лука с грядки и сельди-иваси из больших банок.
После прочтения половины книги мне захотелось купить в «Пятерочке» банку квашенной капусты и съесть без хлеба.
Автор издал книгу с помощью С.В. Сорокина, ценителя его таланта, в виде полноценного издания, которое поступило в главные библиотеки страны. Отдельные рассказы из этого сборника доступны в Интернете.     
Скажу честно, я не осилил всего сборника за два дня. Скоро наступит весна, я поеду в деревню, помоюсь в бане, нарежу сало крупными ломтями, посыплю чесноком и снова открою книгу «Малец и море». 
Golovanov

Хроники Саранского Совдепа, октябрь 1918 г.

В октябре Саранская УЧК выступала в прессе анонимно, а фамилия Б. Деля больше не встречалась в городских хрониках. [Как стало известно из опубликованных в 2010 гг. воспоминаний ветеранов коммунистического движения, в октябре 1918 г. Б.А. Дель арестовал двух сотрудников военкомата и пытался их расстрелять, но его эвакуировала в Пензу группа товарищей из ГубЧК. Уроженец Латвии Болеслав Дель принадлежал к первому поколению чекистов-романтиков, которые «разъезжали на тройках с пулеметом и мечтали о гимназистках» - Юрченков В. А. Власть и общество: российская провинция в период социальных катаклизмов 1918 — 1920 гг. Саранск, 2010. 440 с.]
В городе состоялся уездный съезд советов, на котором раздавались призывы к массовому красному террору и заклинания к мировой гражданской войне [Материалы Саранского Совдепа изданы: Общество и власть (1918 — 1920) : документы уездных съездов Советов Мордовии : в 2 т. Саранск: 2020-2013].
Collapse )
Golovanov

Хроники Саранского Совдепа, сентябрь 1918 г.

5 сентября постановлением Саранского Совдепа национализирована мельница Овечкина и реквизирован магазин Тувыкина вместе с товаром.
10 сентября председатель Саранского Совдепа большевик П.А. Бусыгин оштрафовал работников уездных учреждений на неявку на политические занятия и утвердил цены на квартиры в зависимость от категории и площади. Саранский уезд получил из Пензы чай по 1/8 фунта (50 грамм) на человека в месяц.
12 сентября председатель Совдепа П.А. Бусыгин оштрафовал 3 сотрудников продовольственного отдела за безалаберность и угрожал наказывать работников советских учреждений штрафом в 1 рубль за каждую минуту опоздания на работу.
17 сентября Саранский Совдеп отправил телеграмму Председателю Реввоенсовета Л.Д. Троцкому с поздравлением по поводу взятия Казани. В тот же день все магазины и лавки Саранска были опечатаны Совдепом.
Collapse )
Golovanov

Стокгольмский синдром

Утро 9 марта выдалось туманным. В такую погоду давление атмосферы падает, люди становятся вялыми и не ходят, а парят в пустоте. Ничего не хочется делать, тем более в нерабочий день. Зашел утром в сетевой гастроном за булочкой и сыром к кофе. Покупателей было немного. Они как сомнамбулы ходили по торговому залу, а затем словно по команде подошли к кассе с корзинами. Продавщица вернулась от полок к кассам, провела картой по считывателю и включила аппарат. В этот момент в дверь вошла бабушка с букетом тюльпанов в руках и потребовала:
- Верните деньги за товар!
Продавщица вздрогнула от мысли, что предстоит запустить сложную процедуру возврата на глазах у трех покупателей. Она пыталась было вразумить бабушку, что без чека товар не принимают, и предложила взять другой букет, стоявший на стеллаже. Это стало причиной монолога потерпевшей стороны:
- Это вы во всем виноваты! Вы продаете испорченный товар пьяным людям, а деньги возвращать не хотите! Тюльпаны совсем засохшие! Вы обязаны смотреть, что продаете! Вчера внуку моему всучили!
Стоявшие в очереди люди посмотрели друг на друга испуганными глазами, потому что почувствовали себя заложниками и ожидали появления стокгольмского синдрома. Кассирша заметалась в поисках кнопки вызова управляющего. В магазине атмосфера сгустилась настолько, что ее, казалось, можно было резать ножом.
Пришел менеджер и изменился в лице при виде сцены у кассы. Он удивился бы меньше, если бы на челе у бабушки был бумажный венчик «Святый Боже», а в руке она держала бы венок с лентой «Марье Ивановне от любимого внука». Обреченно, как заклинание от злых духов, менеджер читал по памяти текст Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей», но вскоре затих. Из последних сил он воззвал:
- Без чека не имеем права!
Бабушка посмотрела на него испепеляющим взглядом, и он включил компьютер на возврат. Пальцы дрожали, а глаза его бегали, словно перед дулом автомата Калашникова. Молодой человек смирился с мыслью, что репутация торговой сети от Калининграда до Находки важнее полутора сотен рублей. Кассирша спешно подносила товар с ленты к считывателю, который испускал испуганный писк. Покупатели посмотрели друг на друга и поняли, что не хотели бы видеть друг друга как нежелательных свидетелей. Я вышел на воздух в состоянии внутреннего ужаса и несколько раз глубоко вдохнул в себя туман.

Golovanov

Чего хотели люди 30 лет назад в Саранске

3 марта 1990 г. в субботу на бульваре Марины Расковой в Саранске состоялся общегородской митинг, посвященный выборам в советы разных уровней. Все желающие могли выступить с трибуны и принести лозунг. Были отменены занятия в вузах, чтобы и студенты могли поучаствовать в политической жизни. На митинге присутствовали журналисты, которые написали репортажи об этом событии. Студент 3-го курса исторического факультета Валерий Маресьев переписал в записную книжку большую часть лозунгов участников. Это стало важным вкладом в историю, потому что лозунги – вещь однократного использования.
Вот, желания жителей Саранска 30 лет назад:

Collapse )
Golovanov

Журналист из Парижа ищет жертв ГУЛАГа в Мордовии

Французский журналист хотел бы приехать в Мордовию для написания статьи на тему влияния политических репрессий советского периода на современную жизнь.
Он спрашивает:
- Живы ли еще в Мордовии люди, прошедшие через политические репрессии,которые проживают рядом со старыми лаерями?
- Живы ли узники лагерей, которые помнят условия содержания в лагерях?
- Живут ли в Мордовии люди, родившиеся в лагерях, или их потомки, которые проживают рядом с лагерями?
Журналист хотел бы встретиться с человеком, прошедшим через заключение по политической статье, и живущим сейчас в Мордовии, чтобы взять у него интервью.
Напишите в комментариях, можно ли ему посоветовать приехать в Мордовию или не стоит.

Golovanov

Путешествие по улицам и эпохам

Выступал пенсионер Василий Семенович Учайкин, который был одним из больших начальников Мордовии на праздновании 50-летия Мордовии и стоял тогда у памятника Ленину. За ним говорили заслуженные историки с краткими комментариями юбилея. Я обратил внимание, что слово «коммунизм» не было произнесено ни разу, речи были склеены из общих выражений, уместных и на свадьбе, и на поминках. Вечером, разбирая ящик с книгами, нашел роман Евгения Евтушенко «Не умирай прежде смерти», написанный в 1993 г. по горячим следам августовского путча 1991 г. Наугад открыл страницу и прочел:

«Народ перестал верить в мечту о коммунизме. Эту мечту, как немецкую чистенькую Гретхен в накрахмаленном передничке – дочку любви Маркса к Энгельсу и Энгельса к Марксу, с книксеном подававшую пиво своим папенькам, грязные екатеринбургские убийцы лишили невинности прямо в луже крови императорской семьи…»

Вспомнилось мне, как я двадцать лет тому назад был в Германии, сидел в тех самых пивных, где сиживали Марс и Энгельс и, наблюдая за девушками в белых фартуках, несущих по десять литровых кружек (Mass) пива, меня осенило, что эти кружки есть те самые источники марксизма, о которых писал Ленин.
Golovanov

Для переплетчиков: популярный курс картонажно-переплетного дела


Мой отец Владимир Петрович Голованов (1933-2013), кандидат технических наук, владел плотницким, столярным, электротехническим и механическим делом. Он собрал библиотеку в две тысячи книг и журналов, полки для которых делал самостоятельно. В 1979 г. ему понадобилось переплести страницы из журнала «Наш современник», в котором печатался роман Валентина Пикуля «У последней черты». Публикация этого произведения была осуждена членом Политбюро ЦК КПСС М.А.Сусловым. Журнал исчез из библиотек страны из-за обилия желающих прочитать Пикуля. Работники переплетного цеха типографии Мордовского университета были загружены работой на месяц вперед, но согласились переплести без очереди, с условием, что журнал им оставят прочитать на 2 недели. Отец, опасаясь, что переплетчики "зачитают" роман, вырвал страницы с романом из четырех журналов, собрал в один том, вставил в канцелярскую папку и соединил получившуюся конструкцию с помощью винтов и гаек. В таком виде он прочитал роман. Затем он решил освоить переплетное дело, которое оказалось не таким простым, как он вначале представлял. В библиотеках пособия по переплетному делу оказались дефицитными. Отец сожалел, что так и не освоил переплетное дело, особенно, когда его литературные журналы начали разваливаться у него в руках. Они были сделаны по упрощенной технологии клеевого скрепления страниц и через 20 лет после выхода из типографии сами распадались на страницы.
В 2010 г., у меня возникло желание сделать то, что не успел сделать отец, и я приступил к чтению пособий по переплетному делу, скачанным из Интернета. Вскоре я собрал первую книгу в мягкой обложке, в 2012 г. сделал первую книгу в твердом переплете, а в 2014 г. снял первый видеоролик о технологиях переплетного дела.
Десять лет спустя я начинаю выпускать презентацию курса картонажно-переплетного дела, в котором пишу о том, что я узнал и сделал за 10 лет работы.
Курс рассчитан на дизайнеров, переплетчиков, библиотекарей и книголюбов. Его цель - восстановить утраченные технологии картонажно-переплетного дела и рассказать о новых веяниях в этой сфере ремесла.
Курс доступен в виде файла PDF и видеоролика на моем канале на YouTube. Курс оптимизирован для просмотра на планшетах и смартфонах. Сегодня выложен 1-й выпуск.
Golovanov

Краткая биография А. И. Сухарева, ректора МГУ им. Н.П. Огарева в 1969-1991 гг.


Александр Иванович Сухарев род. 12 октября 1931 г. в с. Белогорское Мордовской автономной области. Он был старшим ребенком в многодетной семье. В 1937 г. отец перевез семью вместе с избой на окраину Саранска, где устроился рабочим на стройку. Во время войны отец был призван на фронт. В тяжелых условиях семья продала половину дома. В 1949 г. окончил мужскую школу № 9 г. Саранска и поступал на философский факультет МГУ им. М.В. Ломоносова в Москве, но не набрал баллов для зачисления с предоставления общежития.
Collapse )